Досье

Межнациональные браки

БРАКИ МЕЖДУ НАРОДАМИ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Наша страна – далеко не Америка, в которой баллотироваться в президенты может китаец или туркмен. Но все-таки Казахстан - республика многих национальностей, хороших и разных, а значит и страна многочисленных смешанных браков. Однако, как известно, много – это не всегда хорошо. Но ведь и не всегда плохо?

ПСИХОЛОГИ РЕКОМЕНДУЮТ
СМЕШАННЫЕ БРАКИ – ВЗРЫВНАЯ СМЕСЬ

Первое, что необходимо выяснить "претендентам": стоит ли вообще вступать в смешанный брак. Мировая и отечественная практика показывают, что в большинстве таких союзов супруги сталкиваются с рядом трудностей, подчас неразрешимых. В наше время институт семьи переживает не лучшие свои времена, а разница в национальностях и обычаях, как ни странно, не всегда сводится на нет, наоборот, порой только добавляет молодоженам новых специфических проблем. Поэтому, прежде чем решиться соединить свою судьбу с "чужаком", надо определиться, какой жизненный уклад примет новая семья, каким будет отношение к "его" и "ее" религии, как будет решен вопрос с почти всегда неизбежным противостоянием родителей.

Если мужчина – представитель мусульманского Востока, то женщина европейской национальности с соответствующим менталитетом должна еще до брака предупредить его, что ни при каких обстоятельствах она не станет жить на положении "восточной" жены. Если он с этим не согласится, можно смело советовать этой паре отказаться от идеи совместной супружеской жизни, поскольку неизбежные трагедии не будет возможным решить с помощью каких бы то ни было компромиссов.

С будущим супругом или супругой обязательно надо обсудить и вопрос о воспитании детей. Эта проблема сейчас стоит остро не только в смешанных семьях, а уж там, где налицо разные представления о субординации внутри семьи, о ролевых функциях полов, сложившихся веками в рамках той или иной нации, конфликты просто неизбежны. Даже если такая семья в наших условиях худо-бедно будет держаться, то постоянные претензии ревнивых в национальном плане родственников оставят в душах детей неизгладимый след. Если родители не попытаются оградить своего ребенка от проблем, связанных с их национальностями, вероисповеданием, то он вырастет в атмосфере тревоги, нервозности, непонимания. В результате у ребенка может выработаться болезненное чувство вины за "грехи" собственных родителей. Ведь дети не в состоянии обвинить взрослых, тем более близких им людей, поэтому единственное, что им частенько остается делать – это винить во всем себя: "Почему я такой уродился – не как все, из-за меня одни неприятности".

Но с другой стороны, если вас все-таки посетило настоящее большое чувство, если вы уверены в том, что встретили своего единственного или единственную – не отказывайтесь от своего счастья только из-за того, что у него другой разрез глаз, цвет кожи, язык или вера. В случае, если ваши чувства подлинные, вы сможете найти компромисс, который поможет превратить семейную жизнь в праздник. Но приготовьтесь к тому, что для этого вам придется чем-то поступиться, от чего-то отказаться, с чем-то смириться. Как и вашей второй "половине". Может быть при этом вы даже несколько оторветесь от своих древних национальных корней и станете чуть-чуть космополитами. Но ведь все мы – современные люди, а значит смотрим на вещи шире и можем считать себя не только жителями отдельной страны, но и планеты всей. Кстати, природа неизбежно наградит вас за мудрость и терпение: дети от смешанных браков, как правило, рождаются сильными, красивыми, здоровыми и талантливыми. Если вы вырастите их в атмосфере любви, то они дадут вам массу поводов считать себя счастливыми и гордиться ими. А их национальную двойственность люди будут воспринимать как оригинальность, эксклюзивность, уникальность.

СОКРОВЕННОЕ
НЕ ХОДИТЕ ЗАМУЖ …ЗА АФРИКАНЦА!

Лет тридцать назад меня угораздило покинуть наши родные костанайские степи и отправиться завоевывать Москву. Я неплохо закончила сельскую школу, была уверена в себе, в том, что в столице тогда еще нашей общей родины меня ждет не дождется дядя и что "молодым везде у нас дорога". Моя дорога оказалась не везде. Во всяком случае, на биологический факультет МГУ, куда я так стремилась, она меня не привела. После провала на первом же вступительном экзамене я решила не отчаиваться – кто-то мне напел про рабфак, на который якобы в МГУ принимали после двух лет работы на стройке. Недолго думая, я устроилась строить московские многоэтажки в качестве разнорабочей. Время было веселое, молодое, родители далеко в Казахстане, дядя с тетей в разводе и по командировкам. Я – часто одна в двухкомнатной московской квартире в Ясенево. Будучи общительной и заводной, я тут же обросла новыми друзьями. Они любили бывать у меня в гостях в отсутствие дяди. На одной из таких вечеринок я впервые в жизни близко увидела негра.

Кто его тогда прихватил с собой – сейчас даже и не вспомню. У него было позорное для моего уха имя Альфонс и позорное русское произношение. Однако от него замечательно пахло каким-то умопомрачительным парфюмом, одет он был в умопомрачительные фирменные голубые джинсы и необыкновенную фирменную рубашку. Ну, а когда он запел под гитару по-французски, я сразу забыла, что он Альфонс. В общем, мы задружили. Он оказался студентом третьего курса Университета Дружбы народов и одновременно гражданином совершенно загадочной для меня африканской страны Конго.

Я попала совершенно в другой мир. Там не было нашего обязательного русского гостеприимства, не было желания накормить до отвала каждого гостя, не было традиционного застольного "ты меня уважаешь?", не было откликов помочь в решении любой проблемы… Каждый жил сам по себе и не загружал своими проблемами других, даже родственников. Мне казались странными африканские вечеринки, на которых было бесконечно много музыки, танцев и напрочь отсутствовало застолье. Конголезцы бесконечно летали в свою Африку через Париж и привозили оттуда все для жизни, включая медикаменты и продукты. Наше казалось им второсортным и неприемлемым. Все, кроме возможности почти бесплатно обрести советские дипломы, которые тогда в Африке очень ценились. Но Альфонс казался мне совсем другим. Он был очень внимателен ко мне, очень нежен и в конце концов предложил руку и сердце. Моей первой реакцией был ужас: замуж за негра? А что скажет мама, родственники, знакомые? Я решила не торопиться и испытать наши чувства на прочность. А тут вдруг вернулась из Африки Наташа, жена одного из конголезских приятелей моего Альфонса. Она вышла замуж месяц назад, хотя их общему ребенку исполнилось уже два года.

При первой же встрече со мной она резко предостерегла: "Не вздумай, мы совсем другие. Африканской жизни даже мой желудок не выдержал. Больше никогда туда не поеду. Даже моего сына Жульена встретили там, как чужака. И нет у них таких родственных теплых чувств, как у наших бабушек и дедушек к своим внукам. Русской жене с африканцем можно жить только в России…" Через три месяца, получив диплом, муж мадам Натали отчалил туда, где "гориллы и большие злые крокодилы", а она вернулась к своей маме в московскую коммуналку. История замужества Наташи очень подействовала на меня. Я решила порвать с Альфонсом. Сделать это было нелегко, пришлось даже обращаться к бабкам, к психологам. Меня магнитом тянуло к Альфонсу. И вот спустя месяц нашего необщения я все-таки отправилась к нему. В комнате какая-то светловолосая девушка подметала пол. "Ты к Альфонсу? Он сейчас придет" "А ты кто?"- спросила я. "Жена. Уже полтора года, как мы расписались. Только вот пока он учится, я с нашей дочкой живу у родителей в Тамбове. Я раньше него закончила институт".

После этих слов я пулей вылетела на улицу. Любовь как рукой сняло, осталась только обида. Через некоторое время до меня дошли слухи, что он свозил свою первую жену в Конго, после чего она отправилась жить в свой Тамбов навсегда.

Марина, несостоявшаяся африканка

ОПЫТ ПОКАЗЫВАЕТ
ПОЙМИ ДРУГОЙ НАРОД

Я никогда не думала, что брак с корейцем доставит мне столько хлопот. До замужества перед моими глазами прошло столько нормальных русско-корейских пар, что такие браки казались мне нормой. Поэтому убедить своих космополитичных родителей в необходимости моего союза с Климом мне не составило труда. Он же сказал, что сообщил своим о нашем браке по телефону, но они не смогут приехать на свадьбу, поскольку приболел отец. Этому факту тогда, упиваясь своим счастьем, я не придала значения.

Мы были студентами, учились в Алматы, а родители были далеко: мои – в Костанае, его – в Чимкенте. На нашу свадьбу приехали только мои родственники, но с его стороны было много друзей-корейцев, которые и заменили родню. Мы сняли квартиру и стали жить законной семьей. Но проблемы началась чуть ли не с первых дней совместной жизни, начались, между прочим, с тарелок. Я стала замечать, что мой муж демонстративно не моет посуду. Если не успевала это сделать я, скапливалась гора. Но ведь мыл же он ее, когда жил в общежитии без меня? Я сказала ему об этом. Оказалось, что в их семье всю работу по дому выполняла мама: "Это традиции, - сказал он, - и никуда от них не деться". Я вспомнила, что в моем русском родительском доме было все иначе: отец с удовольствием делил все хозяйственные заботы с мамой, поэтому проблемы с немытой посудой у нас никогда не было. Клим сказал мне, что в традициях восточной семьи жена должна ходить за мужем, как за малым ребенком. Он в семье – главный авторитет. "Но ты современный человек, неужели ты хочешь, чтобы у нас было также?" "Традиции сильнее нас", - ответил мне мой любящий муж. Так мы прожили два года. Причем за это время я ни разу так и не увидела его родителей, хотя он иногда бывал у них, но меня под любым предлогом в Чимкент не брал. К этому времени у нас родился совершенно очаровательный, как все метисы, сын. Я старалась ухаживать за своим мужем, как восточная женщина, хотя у меня это плохо получалось, так как было слишком много работы в школе (я – учительница).

Корейские дедушка и бабушка впервые приехали к нам тогда, когда Стасику исполнилось два года. За праздничным столом я изо всех сил пыталась угодить свекру, свекрови и мужу. Но его мама постоянно хмурилась и нашептывала мне на ухо: "У нас принято рис класть мужчине доверху, с горкой. Если без верха кладешь, значит не уважаешь". За два часа именинного обеда у меня набралось таких пять или шесть промахов. Я то и дело поглядывала на Клима. Он нервничал: я поняла, что ему было стыдно за меня. К вечеру разразился скандал. Стасик почему-то назвал своего корейского дедушку дураком. Свекровь устроила по этому поводу истерику, обвинив меня в том, что я дурно воспитываю ребенка, от которого она, как от внука, отказывается. Клим в сердцах схватил ремень и стал стегать Стаса так, что у меня зашлось сердце. Я вырвала ребенка из его рук и выбежала с ним из дома. Неделю жила у подруги. Клим, правда, нашел нас через день. Стал уговаривать вернуться. Сообщил, что его родители уехали, что теперь мы долго не будем с ними видеться. В конце концов я сдалась. Жить было негде, да и любили мы все-таки с сыном своего Клима. Жизнь в семье постепенно стала налаживаться. А год назад скончался отец мужа. Переборов себя, я поехала на похороны в Чимкент, оставив сына на попечение друзей. В корейской среде я оказалась впервые. Сначала чувствовала себя очень напряженно, а потом мне даже многое понравилось. Вдруг пришло осознание, что приложи я больше усилий, чтобы понять этот народ, не было бы многих из тех конфликтов, которые возникали между мной и мужем, мной и его родителями.

Светлана Ким

Нынешний казахстанский истеблишмент пестрит межнациональными браками. К этой когорте относятся глава МИДа и председатель Совета безопасности Касымжомарт Токаев (жена Надежда Давыдовна), министр экономики и торговли Мажит Есенбаев (жена Лариса Леонидовна), первый космонавт Тохтар Аубакиров (жена Татьяна Михайловна), поэт и дипломат Олжас Сулейменов (жена Маргарита Владимировна), министр МВД Каирбек Сулейменов (жена Лариса Николаевна), режиссер Ардак Амиркулов (жена Эвелина Юрьевна), председатель Комитета по атомной энергетике Тимур Жантикин (жена Людмила Васильевна), депутат Серикбай Алибаев (жена Надежда Ивановна), высокопоставленный политолог Ермухамет Ертысбаев (жена Людмила Анатольевна).

Другая не такая многочисленная группа - там все наоборот. Показательным примером служит союз акима Алматы Виктора Храпунова и Лейлы Храпуновой. Похвастаться женами - восточными красавицами могут и известные в стране журналисты Виктор Кияница (жена Лейла Меликовна), Олег Квятковский (жена Айша Баяновна) и писатель, публицист, член Совета немцев Казахстана Герольд Бельгер (жена Раиса Закировна).

Подготовила Любовь Ли

№ 48 (139)
25 ноября 2004


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ